Ана тили – хәлиқ қәлби, асасий вә әң рошән бәлгүси               Ана тили – хәлиқ қәлби, асасий вә әң рошән бәлгүси
Фонетические закономерности уйгурского языка
Краткий грамматический очерк уйгурского языка

Сингармонизм

Закон гармонии гласных в уйгурском языке представляет собой объединение гласных звуков по принципу небности и огубления. Этот закон, носящий в отдельных родственных языках абсолютный характер, в уйгурском языке отражен непоследовательно. По степени реализации небной и губной гармонии он занимает промежуточное положение между сингармоническими (напр., киргизским) и не сингармоническими (напр., узбекским) языками.

Небная (палатальная) гармония представляет собой согласование гласных звуков корня и аффикса по признаку их небности. Например: билим «знание», пәләмпәй «лестница», «ступеньки», талаға «на улицу», хәлиқләрниң «народов».

Однако закон палатальной гармонии гласных в уйгурском языке носит неустойчивый характер, о чем свидетельствует двоякое произношение таких слов, как әхлақ – ахлақ «нравственность», әһвал – аһвал «положение», адәм – әдәм «человек», әһаң – аһаң «мелодия» и т. д.

Одной из характерных особенностей фонетики уйгурского языка является то, что под влиянием узкого ударного и второго слога широкие гласные а, ә основы переходят в е. Например: ат «лошадь» – ет-им «моя лошадь», баш «голова» – беш-и «его голова», ал «возьми» – ел-иң «возьмите». Регулярный переход ә в е в односложных основах глагола следует рассматривать как одну из разновидностей явления обратного влияния широкого ә аффикса. Например: кәл-әр – кел-әр, бәр-әмсән – бер-әмсән. В многосложных словах обратное влияние узкого гласного к распространяется только на предшествующий ему слог основы (бала – бали-си, а не бели-си, тәләп – тәлив-и, а не телив-и, көргәзмә – көргәзми-си, а не көргизми-си, кәт – кет-ип, кетив-атимән, тағақ – тағиғ-им, тағиғим-ниң).

Однако обратное влияние узкого гласного  и на широкие а, ә нейтрализуется в тех случаях, когда между ними образуется барьер-стечение согласных. Например: ал-ди «он взял» (а не ел-ди), кәт-кин «уходи» (а не кет-кин), аст-и (а не ест-и) «его нижняя сторона», шәрт-и (а не шерт-и) «его условие». Обратное влияние узкого гласного и не распространяется также на гласные а и ә некоторых односложных слов: сан «число», сан-и (а не сен-и) «его число», шан «величие», шан-и (а не шен-и) «его величие». Наличие в языке, таких исторически сложившихся лексем, как белиқ «рыба», териқ «просо», ерик, «арык», сериқ «желтый», и двойственных форм, как әқил и еқил «ум», нәтиҗә и нетиҗә «результат», ағиз и еғиз «рот», следует рассматривать как результат обратного влияния узкого гласного и.

Губная (лабильная) гармония проявляется в уйгурском языке в том, что при присоединении некоторых простых словообразовательных, словоизменительных аффиксов к односложным словам с корневым губным гласным или к двусложным и многосложным словам, где во всех слогах или в последнем слоге имеются губные гласные, гласные у последних огубляются. Например: күн-лүк «зонт», көз-үң «твои глаза», йол-уқ «встреть», тур-уң «встаньте», жүр-үң «пойдёмте», қомуч-луқ «заросли камыша», тоху-рум «моя курица», янчуғ-ум «мой карман».

Прогрессивное влияние губных о, ө, ү начального слога распространяется и на широкие а, ә в последующих закрытых слогах. Например: қулақ – қулуғум «мои уши», булақ – булуғум «мой родник», бола – болуду «будет», тура – туруду «стоит», уқма – уқмудум «не понял».

При присоединении к односложным глаголам с корневым губным гласным словообразовательных глагольных аффиксов -дар, -дәр, -тар, -тәр, -раз, -гәз, -қаз, -кәз гласные у последних часто произносятся двояко: могут огубляться и не огубляться; например сун-дар (и сун-дур) «ломай», күл-дәр (и күл-дүр) «смеши», тол-тар (и тол-тур) «наполняй», өс-тәр (и өс-түр) «выращивай», көч-әр (и көч-үр) «перепиши», тур-ғаз (и тур-ғуз) «подними».

Огубляющее обратное влияние губных гласных  у, ү в уйгурском языке мы встречаем в двусложных словах, принявших уже стабилизованную форму. Например: хатун – хотун «жена», «женщина», «светлый», аруқ – оруқ «худой», азуқ – озуқ «пища», «провизия», «продовольствие», тәшүк – төшүк «дыра», яруқ – йоруқ «свет» (это явление рассматривается как следствие ретроспективного влияния слогообразующих у, ү в аффиксах -уқ, -үқ, которые, кстати, в этой форме встречаются в древнеуйгурских письменных памятниках).

Уйгурскому языку не присуща строгая последовательность действия губной гармонии, вследствие чего не может быть образован единый звуковой комплекс, абсолютно выдержанный по лабиальному ряду, что имеет место, например, в киргизском языке: тоолорго «горам», түлкүнү «лисицу» (сравн. уйг. түлкини, гүлниң, көрүкниң).


Редукция гласных

Закон редукции гласных в уйгурском языке прослеживается в трех случаях:

а) в значительно кратком произношении узкого гласного и в односложных, двусложных словах или в начальном и конечном слогах производных основ: бир «один», тиз «расставь», сиз «вы», бирақ «но», билим «знание», чирай «лицо», шәриқ «восток», пәриқ «разница», «различие», вақира «кричи», алдира «торопись»;

б) широкие гласные а, ә последнего слога основы, попадая в позицию между слабым и сильным ударением, редуцируются и переходят, в зависимости от качества гласных основы, либо в узкий негубной и, либо в узкие губные у, ү: байқа «заметь» – байқи-дим «я заметил», әйлә «дуби» – әйли-ди «дубил», ойна «играй» – ойни-дим «я играл», сөзлә «говори» – сөзлү-диң «ты говорил», жүрәк «сердце» – жүрүг-үм «мое сердце». Беглый гласный и в позиции между двумя л при экспрессивном произношении слова обычно выпадает, что не отражается на письме: балла (балилар) «ребёнок (дети)», калла (калилар) – «корова (коровы)»;

в) присоединение к некоторым двусложным словам аффиксов, начинающихся с гласного звука, приводит узкие гласные и, у, ү к редукции и выпадению: сиңил – сиңлим «моя младшая сестра», орун – орни «его место», бурун – бурни «его нос», көңүл – көңли «его настроение».


Ассимиляция

Ассимиляция (уподобление согласных) в уйгурском языке наблюдается лишь на границе двух соседних согласных, не оказывая, за редким исключением, влияния на другие ряды согласных слова. Ассимиляция прослеживается как на стыке замыкающего согласного корня и начального согласного аффикса производных основ, формирующихся на наших глазах, так и внутри звуковых комплексов, исторически оформившихся в виде цельных лексем. Например: асқақ «хромой», учқун «искра», тахтай «доска», буғдай «пшеница», тәскәй «северный склон горы», патқақ «болото», «грязь», гәвдә «грудь», чаққан «живой», «энергичный», азгал «лог», «ложбина». В этих примерах соседствующие согласные  сқ, чқ, хт, ғд, ск, тқ, вд, ққ, зг составляют или глухую или звонкую пары.

В зависимости от различных фонетических условий одни согласные оказываются сильнее других, уподобляя их себе по своему звучанию, другие же согласные остаются слабыми, пассивными и ассимилируются. В этой связи ассимиляция согласных может действовать как в прогрессивном, так и регрессивном направлениях, а по степени уподобления согласных она может быть полной и частичной.

Поскольку сонорные р, л, м, н не имеют своих глухих пар, то они могут сочетаться как со звонкими, так и с глухими согласными. Например, аффиксы с начальным сонорным согласным л в одинаковой степени могут присоединяться к основам, оканчивающимся как на звонкий, так и на глухой согласный. Сравним:

уйгурские казахские
яш-лиқ – молодость жас-тық
ат-лар – лошади ат-тар
бәш-лик – пятёрка бес-тiк
җүп-лә – удваивать жүп-те

Согласные к и г стоят при гласных переднего ряда (керәк «нужно»), к и р – при гласных заднего ряда (қамча «кнут»). Подобное явление в уйгурском языке имеет частичное нарушение: кор «слепой», кан «рудник», кархана «мастерская», кодаң «яма», кам «недостаточно», сугақ «штукатурка», қәдәм «шаг», қәләм «ручка», кәмбәғәл «бедняк».


Чередование согласных

Наиболее характерным условием чередования согласных в уйгурском языке является соседство узких и, у, ү, а иногда и широких а, ә. Укажем на следующие характерные типы чередования согласных:

қ–ғ: атақ-и – атиғи «его слова», аяқ-им – айиғим «моя нога»;
к–г: әмгәк-им – әмгигим «мой труд», өтүк-и – өтүги «его сапоги», җәйнәк-им – җәйнигим «моя локоть»;
п–в: китап-им – китавим «моя книга», сәвәп-и – сәвәви «причина», мәктәп-имиз – мәктивимиз «наша школа».
п–б: равап-и – раваби «его равап», әсвап-и – әсваби «его инструмент».

В односложных словах чередование қ–ғ, к–г, а также п–б–в почти не наблюдается: оқи «его пуля», көзниң еқи «глазной белок», көкүч «синеватый», бөкүм «мой головной убор», гепи «его слова».


Выпадение согласных

Выпадение согласных – характерное явление для фонетики уйгурского языка и считается нормой литературного произношения. К числу выпадающих согласных относятся сонорные р, л, н, менее регулярно выпадают й, п, в, т.

Выпадение р наблюдается во всех слогах (кроме начальной позиции) корневых и производных основ: база(р) «базар», төмү(р) «железо», балила(р) «дети», ә(р)кәк «мужчина», тө(р)т «четыре», қа(р)ға «ворона», ба(р)му «есть ли», тә(р)лимәк «потеть». Не пишется р лишь в тех немногочисленных словах, фонетическая структура которых стабилизировалась исторически. Например: тағақ (тарғак) «расческа», ома (орма) «жатва», оғақ (орғақ) «серп», маҗан (марҗан) «бусы», қосақ (қорсақ) «живот».

Выпадение л наблюдается во всех слогах (кроме начальной позиции) корневых и производных основ. Например: кә(л) «приходи», бо(л)саңчу «скорее же», тапа(л)мидим «не нашел».

Систематическое выпадение н наблюдается в парадигме категории сказуемости и реже – в исходе слова, завершающегося на -нт. Например: мән алимә(н) «я возьму», сән барисә(н) «ты пойдешь», қә(н)т «сахар», Йәркә(н)т «Джаркент».

Выпадение й происходит, главным образом, перед сонорным р. Например: саримақ (сайримақ) «петь (о птицах)», қаримақ (қайримақ) «сгибать», қуруқ (қуйруқ) «хвост», буруқ (буйруқ) «приказ», «повеление», һола (һойла) «двор».

Выпадение согласных иногда затрагивает и соседствующие гласные звуки и происходит как бы сложное фонетическое изменение в структуре слова и словосочетания. Например: евағин (еливалғин) «забери», где выпало ли, л; епәгин (елип бәргин) «подай», где выпало ли, р; коқма (қоруқма) «не бойся», где выпало ру; хәқ (хәлиқ) «люди», «народ», где выпало ли; мәлә (мәһәллә) «село», «деревня», где выпало һәл; бөк (бөрук) «тюбетейка», где выпало ру и др.


Слог

Система слогов уйгурского языка представлена группами открытых и закрытых слогов. Каждая из этих групп, в свою очередь, имеет несколько разновидностей:

I. Открытые слоги (с – обозначает согласные, г – гласные):
а) г: а-па «мама», а-ка «старший брат», и-ни «младший брат»;
б) с–г: ча-на «сани», ка-ла «корова», та-ла «поле», «степь».

II. Закрытые слоги:
в) г–с: өз «свой», ал-тун «золото», ақ-ча «деньги»;
г) с–г–с: таш «камень», қил «делай», пай-пақ «носок»;
д) г–с–с: арт «навьючи», өрт «пожар», ейт «расскажи»;
е) с–г–с–с: шәрт «соглашение», қайт «вернись», тарт «тяни».


Ударение

Ударение в уйгурском языке различается как динамическое, фиксируемое в словах, и тоническое (или музыкальное), фиксируемое во фразах.

Динамическое ударение в многосложных словах имеет два силовых полюса: слабый и сильный. Слабое ударение, фиксируемое на первом слоге слова, является постоянным, тогда как сильное ударение, фиксируемое на последнем слоге, является подвижным и, по мере нарастания слога путем аффиксации, переходит на последний слог. Например: һәрә – һәри-дә´ – һәри-ди-мә´к – һәри-ди-мәк-чи´ – һәри-ди-мәк-чи-ми´з.

Однако в уйгурском языке имеются некоторые слова, заимствованные из арабо-иранских языков, ударение в которых является постоянным. При присоединении к таким словам аффиксов ударение не переходит на конечный слог слова.

В некоторых заимствованных словах, например, ввиду постоянности ударения, последний слог обычно не подвергается редукции, что находит свое отражение и на письме. Например: бала «беда», бала-ға «беде», падиша «царь», падиша-ға «царю», Худа «Бог», Худа-ға «Богу».

В уйгурском языке также наблюдается  квантитативное ударение, длительность которого достигается выпадением, главным образом, сонорных согласных р, л, н. Например: ба(р) «иди», әкә(л) «принести», бә(р)мидим «я не дал», ойна(й)вәр «играй себе».

Служебные элементы языка (послелоги, модальные слова, частицы), в зависимости от того, принимают ли на себя самостоятельное ударение или же обслуживаются ударением самостоятельных слов, находятся в положении или энклитики или проклитики. Например: әң яхши «самый хороший», кәлди-му? «пришел ли?», мән-ғу билмәптимән, сән-чу? «я-то не знал, а ты что?», сеп-сериқ «желтый-прежелтый».

Тоническое ударение служит средством логического выделения, как отдельного слова, так и группы слов. Как известно, не все слова динамической речи наделены самостоятельным слоговым ударением. В зависимости от грамматических функций, а также акцентуационной специфики два, три и более членов предложения иногда объединяются одной общей ритмической мелодией. К таким акцентуационным комплексам относятся:

а) парные и парно-повторные слова (өй-варан, пат-пат);
б) сложные топонимические названия (Иманбайтоқай, Тәшкәнбайсаз);
в) идиомы (дәхил йәткүзмәк, покандәк қизирип кәтмәк, тутуш қилмақ);
г) определительные сочетания самостоятельных слов с послелогами (барғаң сири, шунуң үчүн, һәр дәм).

Тоническое ударение, с другой стороны, тесно связано с экспрессивными оттенками отдельных слов и фраз, с интонациями утвердительно-повествовательных, вопросительных и восклицательных предложений.


 

Поиск

 

Авторизация



Опрос

Ваш уровень уйгурского:
 
 
 
 
 
 

Счётчики

Яндекс.Метрика