Ана тили – хәлиқ қәлби, асасий вә әң рошән бәлгүси               Ана тили – хәлиқ қәлби, асасий вә әң рошән бәлгүси
Из истории уйгурского книгопечатания
Интересные материалы
Разместил: Мәмур   

2 голосов 
03.03.2010 13:40

Уйгуры еще в древности были знакомы с искусством гравировки, резьбы и ваяния, о чем свидетельствуют археологические находки на территории Восточного Туркестана в первой четверти XX в. Там были найдены штемпеля различной конфигурации и тонкие деревянные планки с письменами. Турфанские уйгуры изготовляли штемпеля из древесины твердых пород и кости, с помощью которых на бумагу или ткань наносились определенные изображения и орнамент. Штемпеля были важной ступенью на пути к книгопечатанию (рис. 1).

С древних времен, обладая письменностью, уйгуры вырезали тексты на плоских дощечках и печатали книги способом ксилографии. Техника печатания заключалась в следующем: прямоугольная деревянная доска полировалась и покрывалась тонким слоем клея. На нее накладывалась бумага с готовым текстом, изображение которого оставалось на доске. Затем мастер-гравер выдалбливал на доске свободное пространство между буквами и вокруг текста и таким образом получал рельефные буквы или элементы рисунка. Доска устанавливалась на специальном станке, на выпуклые элементы наносилась краска и сверху накладывался лист бумаги. На каждой доске помещалось две страницы текста, таким образом печатался сразу целый разворот книги. Для получения оттисков последующих страниц делались новые деревянные формы.

Рис. 1. Дощечка с надписью на тохарском языке, найденная в Восточном Туркестане (III в. н. э.)

Ксилографическим способом уйгуры печатали тексты, тексты с иллюстрациями и только иллюстрации. Образцы этой печати с текстами буддийского содержания найдены в Турфане во время археологических раскопок, проводившихся прусской экспедицией в 1902 – 1907 гг. [1] Деревянные гравюры и ксилографические тексты обнаружены на всей территории Турфана и Турфанской впадины вплоть до Токсуна [2]. В буддийских храмах Муртука в большом количестве были найдены хорошо сохранившиеся печатные тексты, свидетельствующие о высоком уровне развития книгопечатания у уйгуров (рис. 2).

Изобретение ксилографической печати явилось важным культурным событием. Однако этот способ был трудоемким; поскольку на каждую деревянную планку наносился новый текст и каждый раз его приходилось вырезать заново, а использованную планку выбрасывать. Поиски новых способов печатания привели к изобретению подвижного деревянного шрифта то есть набора Такие деревянные шрифты были найдены в пещерах «Тысячи будд» в Дуньхуане в начале XX в. Французской экспедицией [3]. Эти шрифты были первыми в мировой истории книгопечатания. Набор осуществлялся сверху вниз, высота букв 2,2 см, ширина 1,3 см, длина 1 – 2,6 см [4]. Следует отметить одну особенность: буквы изготовлялись не по отдельности, а в сочетании, то есть вырезались шрифты-слова. Хотя длина их была разной, ширина и высота сохранялась одинаковой, что было удобно при наборе (рис. 3).

В литературе нет единого мнения по вопросу о том, печатались тексты в Турфане наборным способом или каким-либо другим. В 1914 – 1915 гг. в Турфане производил археологические работы С. Ф. Ольденбург. Он там обнаружил около 100 тыс. уйгурских подвижных шрифтов [5].

Рис. 2. Ксилографические тексты.

Между тем эти находки свидетельствуют о том, что уйгурские документы из Турфана могли печататься наборным способом. На применении уйгурами этого способа печатания в начале второго тысячелетия указывал П. Березов [6].

По мнению некоторых исследователей, печатание при помощи деревянных шрифтов невозможно, поскольку из дерева якобы нельзя изготовить совершенно одинаковые буквы, а равномерность букв приводит к порче бумаги [7]. Но факты показывают, что с помощью деревянных шрифтов получались печатные оттиски хорошего качества (этот способ применяется и в наше время).

Рис. 3. Деревянные шрифты найденные в Дуньхуане

Изучая печатные тексты из Турфана, можно предположить, что они печатались не только ксилографическим, но и наборным способом. Нет оснований для опровержения этого положения; кроме того, тексты, найденные в храмах Муртука, выполнены на более высоком полиграфическом уровне, нежели тексты из других буддийских храмов.

В Дуньхуане было найдено огромное количество шрифтов, хранившихся в бочке. Шрифты были изготовлены из очень прочного дерева, аккуратно вырезаны и, судя по внешнему виду, неоднократно бывали в употреблении. Эта находка – еще одно свидетельство длительности и большом опыте их применения.

С покорением уйгуров монголами в XIII в. последние восприняли не только уйгурское письмо, но и способ печатания книг. Уйгурской письменностью монголы пользовались без изменений до XVI – XVII вв. [8] Известно, что дипломатические послания монгольских правителей французскому королю в 1289 и 1305 гг. были написаны по-уйгурски.

Возникает вопрос, где изготовлялись деревянные шрифты – в Дуньхуане или в Турфане? Исторические факты говорят о том, что они, по всей вероятности, доставлялись из Турфана. С падением Уйгурского каганата на Орхоне в 840 г. на территории Турфана образовалось новое уйгурское государство, а район Дуньхуана стал вторым центром расселения уйгуров. В то время Турфан был крупным культурным центром с развитым печатным делом.

По данным летописи сунской династии (960 – 1279 гг.), после возвращения уйгуров с Орхона в Ганьчжоу их численность составляла свыше 300 тыс. человек, из них 200 тыс. были трудоспособными [9]. В этот же период усиливаются уйгуры, обитавшие на территории современных провинций Китая Ганьсу, Шэньси, Нинся. Они поддерживали постоянную и тесную связь с турфанскими уйгурами.

В книге «Нуншу» китайского автора Ван Чжэна имеются сведения об изобретателе шрифтов из дерева, который заготовил первые деревянные шрифты примерно в 1314 г. [10] По мнению ряда исследователей, изготовление шрифтов уйгурские мастера заимствовали у китайцев [11]. Однако материалов, подтверждающих это положение, пока нет. По данным же П. Пелльо, только дуньхуанские уйгурские шрифты были изготовлены в 1300 г. [12] Об использовании китайцами шрифтов из дерева в печатном деле нет достаточных исторических свидетельств, к тому же до настоящего времени образцы таких шрифтов не обнаружены. Древнекитайские классические книги насчитывают 4600 иероглифов. В период восточной ханьской династии (I – III вв.) был составлен словарь «Шовэнь», который содержал 9353 иероглифа, а в период сунской династии (X – XIII вв.) китайцы знали 34 235 иероглифов [13]. Поскольку китайская письменность является идеографической и содержит огромное количество иероглифов, применение отдельно вырезанных печатных шрифтов в древние времена было бы сопряжено с огромными трудностями технического порядка.

О времени появления китайской ксилографии существуют разные точки зрения. Так, французский исследователь Т. де Лякупери и японский историк Симада-кан относят ее возникновение к IV – VI вв. [14] По мнению П. Березова, печатание так называемыми «резными досками», «таблицами», или табличным способом, началось в Китае в VI в. [15] Однако эта точка зрения не подтверждается китайскими источниками. Живший в первой половине XII в. Чжу И отмечал, что китайская ксилография появилась лишь в последние годы правления династии Тан (конец IX в.) [16]. Сян Да относит возникновение китайской ксилографии к IX в. [17]

Способы получения оттисков, найденных в Турфане, использовались и в эпоху буддизма, который распространился в Восточном Туркестане (особенно в Хотане) еще до нашей эры [18]. Буддизм, как известно, проник в Китай из Средней и Центральной Азии, в частности из Восточного Туркестана [19]. И можно предположить, что вместе с буддизмом в Китае стал известен и способ ксилографического печатания.

Точную дату появления у уйгуров ксилографии, а затем печатных шрифтов определить трудно, но если учесть, что расцвет культуры древних уйгуров приходится на IX – XII вв., то можно отнести появление ксилографии к IX в., а печатных шрифтов – к XII – XIII вв. Самые ранние и поэтому несовершенные ксилографические оттиски найдены в Турфане, однако назвать определенную дату их изготовления пока трудно. Т. Картер отмечал, что турфанские ксилографы можно датировать лишь приблизительно. Он указывал на возможность их появления в период существования печатного дела в Дуньхуане. Вместе с тем наличие большого количества ксилографических оттисков говорит о более древней традиции, о многовековой истории развития этого элемента культуры. Картер предполагал, что найденные в Турфане документы являются самыми древними [20].

Книгопечатанию предшествовало изобретение бумаги. Китайские источники свидетельствуют, что бумага была изобретена в Китае во II в. Цай Лунем. Китайский историк V в. Фань Е в своем сочинении «Хоу Ханьшу» – «История поздней (восточной) династии Хань» – писал, что Цай Лунь «в первый год Юань-синя (105 г. н.э.– М. Е.) о своем изобретении доложил императору (Хэ-ди. – М. Е.). Император похвалил за способность» [21].

Существует легенда, что изобретателем бумаги был раб из Восточного Туркестана [22]. Император Китая якобы высоко оценил изобретение, но при этом заметил: «Если рабы узнают, что один из них сделал столь большое открытие, они слишком возомнят о себе». Он приказал сохранить в тайне имя изобретателя и казнить его почетной казнью. Раба заставили проглотить острую золотую пластину, на которой была выгравирована благодарность императора [23].

В «Истории Восточного Туркестана» Мухаммед-Имин Богра сказано: «Судя по китайским летописям, в Лоулане [24] в 105–150 гг. н. в. было развито производство бумаги» [25]. Однако автор не указывает, на основании каких фактов он пришел к такому заключению. Китайский автор Лю Гоцзюнь отмечал, что производство бумаги в Лоулане относится к 200 г. н. э., в Турфане – к 299 г. н. э. [26]

В начале XX в. на территории Восточного Туркестана, как уже говорилось выше, проводились археологические исследования. Их данные свидетельствуют о распространенности бумажного производства в Центральной Азии еще в глубокой древности. Английский археолог А. Стейн обнаружил в Дуньхуане 9 экземпляров согдийских текстов на бумаге. Время написания текстов не установлено, однако, если судить по найденным вместе с ними дощечкам с письменами, эти тексты можно датировать временем «не позднее 137 г. н. э. [27]

Согдийские документы из Восточного Туркестана давно известны науке. В связи с этим возникает вопрос: когда здесь стала изготовляться бумага, на которой писались эти документы? Примерные хронологические рамки согдийской колонизации Восточного Туркестана, на наш взгляд, позволяют предположить, что бумага появилась здесь в конце I – начале II в. н. э.

В древности бумагу изготовляли из шелка, волокон конопли, хлопка. Бумагу из волокон хлопка изобрели впервые в Восточном Туркестане, в Китае же культуру хлопка до XIII в. не знали. Ее завезли туда после XIII в. из Восточного Туркестана [28]. Хусейин Шамси не случайно подчеркивал, что приоритет в изобретении бумаги из хлопка принадлежит тюркам (уйгурам) [29], ибо еще в глубокой древности в уйгурских документах встречаются названия бумаги (кэгэз) в форме «кэгдэ» – «кäгдä», «кағда». А. Габен относит эти формы к согдийскому языку [30], а А. Саиди – к тюркскому [31]. Следует отметить, что желтые уйгуры и ныне бумагу называют кevde (кеғде) [32].

Таким образом, источники свидетельствуют о производстве бумаги на территории Восточного Туркестана с древнейших времен. В районах древних городов Хотана, Кашгара, Яркенда, Лоб, Турфана имелось необходимое для этого сырье. Уровень социально-экономического и культурного развития населения этих городов в то время был сравнительно высок, что и привело к созданию производства бумаги и книгопечатания. Высокого развития искусство книгопечатания у уйгуров достигло в XII–XIII вв. В этот период в цехах Турфана печатная продукция (как текстовая, так и изобразительная) выполнялась на высоком по тому времени техническом уровне. Центром книгопечатания был Турфан. Здесь ксилографическим способом печатались книги не только на уйгурском языке, но и на китайском, санскрите, тибетском, тангутском и других языках.

В период монгольского господства книгоиздательское производство было поставлено на службу интересам правителей Монгольской империи. Многие цеха книгопечатания были перевезены в Каракорум, некоторые из них находились в обозе монгольской армии.

Наряду с заимствованием уйгурской письменности и техники книгопечатания монгольские ханы привлекали бразованных уйгуров в свой государственный аппарат качестве канцелярских чиновников. Так, высокие чиновничьи посты уйгуры занимали в период господства монгольской династии в Китае [33]. Уйгуры играли также значительную роль в управлении завоеванными монголами странами. По данным Рашид ад-дина, управление Хорасаном и Ираном было поручено уйгуру Куркузу, который привел в порядок дела Хорасана и Мазандерана, а управление Северным Китаем было передано Сахибу Махмуду Ялавачу, бывшему наместнику Чингисхана в Мавераннахре [34].

Участие уйгурских войск в походах Чингисхана отрицательно сказалось на хозяйственной жизни Восточного Туркестана, тем более что уйгуры чаще всего не возвращались из походов, а оставались в завоеванных областях, неся там гарнизонную службу [35]. Кроме того, «хищническая политика монгольских правителей и двойная феодальная эксплуатация сильно подорвали производительные силы страны и привели к упадку плодородные и сравнительно развитые области Восточного Туркестана» [36]. Начался общий упадок культуры и книгопечатания. В XIV – начале XV в. печатное дело прекратило свое существование. Это объяснялось еще и тем, что в XV в. в Турфане господствующей религией стал ислам. А как известно, адепты этой религии считали книгопечатание наследием буддизма и поэтому не считали нужным поддерживать, а тем более развивать его.

Среди отдельных исследователей существует мнение, что техника печатания книг не является самостоятельным изобретением уйгуров, однако оно пока не идет дальше общих предположений. В некоторых работах доказывается мысль о том, что уйгуры достигли высокой культуры лишь с момента переселения в Турфан [37]. Сторонники этой точки зрения игнорируют факт длительного исторического развития уйгуров на территории Восточного Туркестана, в том числе и Турфана. Здесь они создали высокоразвитую по тем временам государственность, достигли больших успехов в экономике и культуре.

После падения в 840 г. Уйгурского каганата на Орхоне часть уйгуров переселилась в Притяньшанье. Это переселение происходило без военных столкновений с местным населением, родственным переселенцам, с оседлыми уйгурами, издавна населявшими территорию Восточного Туркестана со своей самобытной культурой. Известно, что в период монгольского господства гаочанцев (турфанцев) называли прямыми потомками хуэй-ху – уйгуров [38]. Говоря об этих уйгурах, В.В. Бартольд писал: «Ветвь этого тюркского народа... уже в V в. н. э. достигла значительной степени культуры» [39].

Многие исследователи склонны полагать, что развитие культуры соседних с Китаем народов происходило главным образом под непосредственным воздействием китайской культуры, отрицая самобытность развития этих народов. Трудно переоценить роль трудового китайского народа в создании выдающихся памятников культуры, но вместе с тем необходим и объективный подход в оценке культурных достижений соседних с Китаем народов. «Отдавая должное культуре Китая, историческому опыту, большим достижениям, таланту и трудолюбию китайского народа, – подчеркивал А. А. Окладников, – нельзя забывать, что на протяжении всей истории человечества свои собственные культурные ценности создавали соседние с Китаем страны и далекие от него народы, что у них шел самостоятельный, прогрессивный по характеру, исторический процесс» [40]. Известно, что уйгуры еще в древности имели свою письменность, причем не идеографическую, а фонетическую. Последняя удобнее для ксилографического и наборного печатания. Уйгуры переписывали тексты по разным отраслям знаний, которые переплетались в отдельные книги, и создавали оригинальные произведения не только на родном языке, но и на языках других народов. Так, например, уйгур Лу Шаньмин [41] в 1314 г. написал труд на китайском языке о земледелии, шелководстве, одежде и пище [42], который длительное время являлся в Китае руководством по земледелию и шелководству. В 1330 г. вышло его второе издание, а при Минской династии (1368 – 1644 гг.) – третье. Труд Лу Шаньмина впитал в себя многовековой опыт уйгурского земледельца. Народ, уже имевший длительную историю развития культуры, вполне мог создать самобытным путем и книгопечатание. В связи с этим французский востоковед Ж. Дегинь писал: «Уйгуры... развивали науки и искусства... и они первыми применили деревянные печатные формы для печатания» [43]. Ксилографический способ печатания стал применяться в Западной Европе в середине XIV – начале XV в. А в середине XV в. немец И. Гутенберг изобрел способ изготовления одинаковых металлических литер [44], что произвело техническую революцию в книгопечатании. Но здесь следует отметить, что ксилографический способ печатания был изобретен уйгурами раньше, чем в Европе. И хотя шрифты-слова изготовлялись из дерева (это соответствовало уровню развития техники того времени), они явились первой ступенью освоения печатного дела.

Рассматривая историю уйгурской печати в средние века, мы обратили внимание на то, что детали техники (книгопечатания ни в отечественной, ни в зарубежной литературе еще не освещены (до сих пор не известны устройство печатного станка, названия отдельных его деталей, имена мастеров, изготовлявших шрифты, станки). Возможно, дальнейшие археологические изыскания в области истории Восточного Туркестана позволят восполнить этот пробел.

----------------------------------------

[1] Carter Т. F. The invention of printing in China and its spread westward. Revised ed. // Columbia University press. N. Y., 1931 P. 103.
[2] Ibid. P. 104 – 105.
[3] Ibid. P. 167.
[4] Ibid.
[5] Ольденбург С. Ф. Русские археологические исследования в Восточном Туркестане // Казанский музейный вестник. 1921, № 1 – 2. С. 28.
[6] Березов П. Первопечатник Иван Федоров. М., 1952. С. 37.
[7] Пакуль Н. М. Книга. Харьков, 1923. С. 60.
[8] Владимирцов Б, Я. Монгольские рукописи и ксилографии, поступившие в Азиатский Музей Российской Академии наук от проф. А. Д. Руднева // Изв. Российской Академии наук. Петроград, 1918. VI серия. № 14. С. 1550.
[9] История 24-х династий и царствований. Пекин, 1958. Т. 18. С. 5684. На кит. яз.
[10] Сборник статей о китайских изобретениях в науке и технике, об изобретателях и ученых Китая. Пекин, 1955. С. 230–232. На кит. яз.
[11] Там же. С. 232.
[12] Carter Т. F. The invention of printing in China... P. 167.
[13] Горелова Е. Н., Горелов В. И. Китайский язык. М., 1962. С. 40.
[14] Сян Да. Город Чан-ань эпохи Тан и культура Си-юй. Пекин, 1957. С. 118. На кит. яз.
[15] Березов П. Первопечатник Иван Федоров. С. 38.
[16] Цыхай: (Энциклопедический словарь «Море слов»). Шанхай, 1948. С. 329, 877. На кит. яз.
[17] Сян Да. Город Чан-ань. С. 120–124.
[18] Хатана Ретай. Буддизм в Сиюй. Киото, 1915. С. 162. На яп. яз.
[19] Классическая проза Дальнего Востока // Библиотека всемирной литературы. Сер. 1. Т. 18. С. 6; Цыюань: (Энциклопедический словарь «Этимология слов»). Шанхай, 1947. С. 110.
[20] Carter Т. F. The invention of printing in China... P. 106.
[21] История царствования 24-х династий. Пекин, 1958. Т. 3. C. 1124. На кит. яз.
[22] Из истории бумаги // Наука и жизнь. 1979. № 6. С. 4.
[23] Яковлев Е. Чудесные превращения // Мастер леса. 1959. № 5. C. 38.
[24] Лоулань – один из древних городов Восточного Туркестана. Он был самостоятельным ханством. Впоследствии город был погребен под песками. Располагался он между Хотаном и Лобнором в Юго-восточной части пустыни Такла-Макан и соответствует местоположению древнего города Лоб.
[25] Название источника арабской вязью...
[26] Лю Го-цзиюнь. Рассказ о китайских книгах. Пекин, 1955. С. 35. На кит. яз.
[27] Там же. С. 34.
[28] Чжи Тяньчэн. Общее введение по истории выращивания хлопка в Китае // Лиши цзяосюе. Пекин, 1959. № 4. С. 14 – 16. На кит. яз.; Ерзин М. К историко-этимологическому толкованию слов «тулума» и «торма» // Советская тюркология. 1974. № 4. С. 61 – 64.
[29] Semsi Н. Мetbeecilik ve uning qisqaca tarixi. Taskant-Samarqand, 1930. 6 b.
[30] Gabain A. v. Alttürkische Grammatik 2, verbess. Aufl. – Leipzig: Otto Harrassowitz, 1950. P. 313.
[31] Seydi A. Resimli yeni türkce Lugat. Istanbul: Cihan. 1929. 515 b.
[32] Чэн Цзунчжэнь, Лэй Сюаньчунь. Сибу юйгу-юй цзяньчжи: (Краткое описание языка западных желтых уйгуров). Пекин, Миньцзу чубаньшэ. 1985. С. 168. На кит. яз.
[33] Название источника арабской вязью...
[34] Рашид-ад-дин. Сборник летописей. М.; Л. 1960. Т. 2. С. 64.
[35] Кутлуков М. Монгольское господство в Восточном Туркестане // Татаро-монголы в Азии и Европе. М, 1970. С. 89.
[36] Там же. С. 96.
[37] Ханэда Тору. Очерки истории культуры Восточного Туркестана. Б. м., 1932. С. 162 – 194. На яп. яз.
[38] Синь юань- ши («Новая история Юаньской (Монгольской) династии»). Цзюань 29. С. 2б – 3б; Фэн Цзяшен и др. Краткий сборник материалов по истории уйгуров. Пекин, 1958. Т. 1. С. 45. На кит. яз.
[39] Бартольд В. В. Сочинения. М., 1963. Т. 2. Ч. 1. С. 46 – 47.
[40] Окладников А. А. Изучение истории в Сибирском отделении АН СССР // Вопросы истории. 1975. № 6. С. 39 – 40.
[41] Здесь имя автора китайское, об уйгурском имени сведений нет, но в кит. литературе называется его второе имя – Течжу. Здесь первый иероглиф означает «железо» (по-уйгурски «Тöмур»), второй – «столб» (по-уйгурски – «Турук»). Отсюда можно предположить, что его звали «Тöмур», «Тимур». Это имя среди уйгуров было широко распространено (о его биографии см.: Большой энциклопедический словарь китайских исторических имен. Шанхай, 1940. С. 1577).
[42] Ван Юху. Аннотированная библиография старой китайской литературы по земледелию. Пекин, 1958. С. 58. На кит. яз.
[43] Цит. по: Carter Т. F. The invention of printing China... P. 201.
[44] Киселев Н. П. Изобретение книгопечатания и первые типографии в Европе // Исторический журнал. 1940. № 9. С. 80 – 81.

М. Ерзин

 

Источник: Вопросы истории и культуры уйгуров. – Алма-Ата: Наука, 1987, 168 с. С 52 – 64.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поиск

 

Авторизация



Опрос

Ваш уровень уйгурского:
 
 
 
 
 
 

Счётчики

Яндекс.Метрика